Бойня

«Драться надо так дерись»

Тортилла, — да, да, та самая черепаха.

Мне было то ли семь лет, то ли десять, не помню точно, но где-то около. Папа, как-то придя домой после работы сказал:

— Ну, и в кого ты такой тюфяк? Вот я в твои годы…, и не потому что была война…., — и понеслась красивая речь умного человека.

Он много чего тогда говорил, рассказывая и как было и как надо, чтобы было и что я не так и что надо, чтобы было так. Вот только я к своему стыду, сейчас и не вспомню всего, что говорено было. Был бы не дурак, с открытым ртом внимал, а не в окно пялился. А тогда стоял я и не втыкал. Скажу одно, результат его монолога в тот вечер был прост: «Я тебя в секцию записал. Будешь ходить». Ну и куда мне было деваться. Сами посудите, куда? Раз записали, значит, записали, я мальчик домашний, послушный и наказы старших выполняю, что делать, — воспитание! Так вот и началась моя спортивная жизнь. Три раза в неделю на улицу «25-летия Октября», сейчас её опять переименовали. И не один год ходил я туда в здание Славяно-Греко-Латинской академии. Это сегодня её церковники думают взад воцерковили, а то при советах она была ни то, ни сё. Не знаю, что в ней было раньше, а в мою молодость ДЮСШ[1] обитала: мальчики на первом этаже дзю-до кувыркались, девочки на втором художественной гимнастикой виртуозничали.

Бойня

Да, да именно в эту академию ещё Михайло Ломоносов ходил уму разума набираться, вернее не набираться, а обучался, как с имеющимся совладать. Я это к тому, что крути, не крути, а преемственность места, как намоленность, само по себе питает. И без разницы, каким инструментарием отроки воспитываются – хоть через псалтырь, хоть через бедро, хоть примером деланья. Ну, не об этом сейчас, а о спорте.

Бойня

Ходил, в общем, я туда ходил. В кимоно по татами[2] и даже на соревнования меня выпускали, даже хвалили. Как сейчас помню, после какого-то поединка тренер ободрительно сказал: «Этот и в партере[3] до последнего бьётся». Да и в летние каникулы – о спорт ты мир – не забывал. Нон-стопоп оспортивливался. С июня по август, в новгородской области где-то, в спортлагере с семи утра и до заката впитывал. До завтрака по лесу километры нас гоняли, а потом ещё перед сном, чтоб спалось крепче, ну и выносливость заодно подтянуть. А между забежками всякие приёмчики дрючили. Так и текла у меня школьная жизнь. Учёба, дом, спортзал. Папа, мама, бабушка. Последнее, вообще, это всё! Ну, об этом не здесь. И так, ладно, едем дальше.

Ходил, в общем, я туда ходил. В кимоно по татами[2] и даже на соревнования меня выпускали, даже хвалили. Как сейчас помню, после какого-то поединка тренер ободрительно сказал: «Этот и в партере[3] до последнего бьётся». Да и в летние каникулы – о спорт ты мир – не забывал. Нон-стопоп оспортивливался. С июня по август, в новгородской области где-то, в спортлагере с семи утра и до заката впитывал. До завтрака по лесу километры нас гоняли, а потом ещё перед сном, чтоб спалось крепче, ну и выносливость заодно подтянуть. А между забежками всякие приёмчики дрючили. Так и текла у меня школьная жизнь. Учёба, дом, спортзал. Папа, мама, бабушка. Последнее, вообще, это всё! Ну, об этом не здесь. И так, ладно, едем дальше.

Бойня

Ещё не выпускной класс был, но где-то рядом. Чувствовал я себя отлично, уверено, в обиду себя никому не давал, в рамках двора и школы вырастал до потолка, ну а дальше как-то мне и не возникало надобности честь отстаивать. Одно слово, домашний мальчик. Но, меж тем, кто да, что на районе знал. Краем уха. Что лукавить, тянуло меня расширять круг общения.

Однажды решили мы с приятелями куда-то сходить, толи в кино, толи так пошататься. Не помню, почему так сложилось, но сошлась наша компашка тем днём у меня во дворе. На «коробочке» или на качелях встретились в условленное время, ну и двинули в намеченном направлении. Толи четверо нас было, толи пятеро, — кучка мальцов. Время было, весна какая-то не самая ранняя. Тепло, но ещё слякотно. Выходим из двора, и тут нам навстречу какие-то ребята путь преграждают. Если и чуть старше нас, то не намного, да и по числу не многим больше.

— Ай, пацаны, — обратился к нам один, который по всем параметрам был вожаком, — вы Гыгыгы знаете? Это чтобы на имена не переходить, не в имени же дело, а в сути.

В то время, у нас на районе, только прилежный ученик музыкальный школы о Гыгыгы не слышал. Ну, а я слышал, даже пару раз пообщаться довелось. Шпана. Ну, это я позже разобрался, а тогда льстило. Он, то ли отсидел, то ли по условному проскочил, но для определённых товарищей имя было, ну а таким молокососам, которым я был привлекательное знакомство. Ну и я ляпнул:

— Знаем.

Да и я понимаю, почему ляпнул. Ребята, которые подошли, приветливые были, на позитиве воспринимались. Это как когда тебя на улице кто-то остановит и спросит:

— А как на Красную площадь пройти?

Ты же ему так же нормально ответишь, не будешь же из пустяка шпиона на допросе разыгрывать. Как есть, так и скажешь:

— Вон, прямо по этой улице, через площадь и до упора, — ещё рукой махнёшь, направление указывая. Естественная реакция же.

Бойня

Так, что когда за такой ответ: «Знаем», — без всяких пояснений «прилетело» по морде, первая реакция была удивление. Я же, как спортсмен дзюдаист, не только удивился, а ещё и машинально среагировал. По всем канонам столько лет вдалбливаемого в меня спорта. Схватил оппонента за что-то там, как учили то ли за лацкан куртки то ли ещё за что и по правилам начал подсечку пытаться проводить или какой бросочек через корпус.

Не суть, как рефлекс сработал, суть, что результат разочаровал. Не доведя свой приём до конца, со следующим прилётом оказался, как впрочем, и мои друзья, с которыми мы уже никуда не торопились, в том самом партере из которого мне вылезать прочили. Но в этот раз и я, и мои однокашки только и успевали прикрывать головы от футболивших нас башмаков. Скажу честно, недолго длилась эта экзекуция. Время дневное, субботнее. Народ ходит. Понятно. Да и ребята не по нашу душу заходили, так нам для острастки досталось. Не без урона прошло. Мне-то ещё повезло – синяки да ушибы, а вот приятелям моим не так, одному даже зуб поломали. Честно скажу, мне самым обидным в той ситуации было, что в родном дворе отчебучили.

Бойня

Недели две три на мне эти метки заживали. Пока заживали, время подумать было. Вот и надумал, что со спортом надо завязывать. На олимпийское золото мне рассчитывать не приходится, а «ОФП[4]» можно и зарядкой по утрам поддерживать. Какое-то время ещё походил на тренировки по инерции, но к лету уже развязался со спортом. Ну, а дальше встал вопрос образовавшегося свободного времени, на что его теперь тратить. В

ыбор не так уж и широк был, да и, думаю, и сегодня у каждого: в студию, какую записаться на волю муз или дома книжки читать, ну иль на улице подвязываться. Я по склону своего непоседливого характера, последнее предпочёл. Ну, и понеслась весёлая жизнь с коммерческим привкусом. В то время этот привкус ещё и со здоровой долей адреналина был, так как в то время не вся коммерция в правовое поле находилась. Но в этом был свой шик. Посещение кинотеатров сменилось визитами на ипподром.

Бойня

Так прошёл годик, другой. Подкатил выпускной класс. Весна. Скоро экзамены, ну и так далее. Я к стыду, признаюсь, в школу не каждый день захаживал, а даже когда захаживал не всегда на полный учебный задерживался. Одним словом, жил на две жизни. Весело было. Как-то случилось, субботний вечер день рождения старого знакомого. Не из параллельной жизни, а из показательной.

Ближе к полуночи вечеринка закончилась. Сумерки. Кто по домам разошёлся, а кто нет. Вот мы оставшиеся и отправились гулять по ночной столице. Идём на Таганке, болтаем. Один в нашей компании, которого первый раз видел, был нормальной спортивной комплекции. Приятель мой его знал. Ну, и рассказывает мне о нём: «мол, крутой он». А тот на вид действительно выглядел крепким, не то, что я – худосочный. Дружбанчик же мой про пояс его какой-то по каратэ или еще, какой борьбе поведал. Расхвалил его, как Ван-Дама в зените. Вот так, идём мы и идём, лясы точим и тут бац откуда-то из-за угла какая-то компашка. Если старше нас они были, то не намного, одно поколение.

— Ребят, рубля три не одолжите? – обратился один из них.

Бойня

Стоит отметить, что эти желающие поживиться на нас не были шпаной. Одеты не без вкуса в модное шмотьё. Вывод, такие же мажоры навеселе, как и мы. Ну, может быть, более навеселе, чем мы, ну а может просто поопытней. Но, что точно помню, так это, что численность их уступала нашей. Не критично, на человечка, максимум два. Разговор ну нас не задался сразу.

Уж и не помню, кто там, что говорил, что отвечал. Но суть не замысловата, они денег требовали на правах более лихих, а мы как лохи интеллигентские просто мялись. Волей случая оказался я тогда в арьергарде нашей кучки и поэтому поначалу стоя позади просто косился на своих товарищей, в особенности на разрекламированного каратиста. При этом заметил, что не я один на него позыркиваю. Видать не только мне одному о нём напели. Наш же мастер восточных единоборств как-то тушевался, не включался в ситуацию. Ну, я и толкнул под локоток своего приятеля, который его анонсировал:

— Чё он там тупит…? Ты ж, говорил крут…

Тут, наши собеседники стали терять терпение. Острее почувствовалось их желание слупить с нас, хоть какие деньги и пойти дальше.

— Ну, давай, выворачивай карманы. Вижу, тебе там что-то тянет, — сказал ближе стоящий парень, обращаясь к одному из нас. Тот промолчал и как-то невольно оглянулся на каратиста. Но тот упорно делал вид, что ему вмешиваться не стоит.

— Ну, ладно хватит… А, ну ка пугани их, — поторопил резкий голос одного из наших неприятелей.

Бойня

Тут пришло время добавить не маловажный штришок данного инцидента. Пикантность ситуации заключалась в том, что противной кодлой верховодила девчонка. Это именно она дала указание одному из своих дружков поторопить нас, что тот тут же и сделал. Своей рукой, находящейся всё время до этого у него за пазухой он изобразил, что у него там, действительно что-то припрятано посущественней, чем просто кулак. Одновременно с этим, он стал наступать на наши ряды. Стоявший ближе к нему паренёк инстинктивно за пятился. Девица же, сделав решительный шаг, подошла в плотную уже к моему приятелю и пихнув его в грудь, рубанула:

— Знатная у тебя куртка, и кошелёк видать не хуже… гони.

События, как вы понимаете, начинали развиваться стремительно, положение с каждым вздохом усугублялось. Тот из нас, кто отступал, уже нерешительно потянул руку к своему карману, явно смирившись, что расстанется с его содержимым. Я даже уж потом, когда всё закончилось, не стал у него спрашивать, чего ему в той за пазухе заподозрилось. Зато каратист нам всем потом бойко объяснил, что он с самого начала углядел, у того парня что-то там под курткой и именно поэтому не блеснул своим мастерством, не желая, как говориться, нарваться голой жопой на ежа, чтоб потом иголки до конца жизни не вытаскивать.

Бойня

В этот миг, когда и мой приятель уже готов был расстаться, не знаю, что у него там было в карманах, но явно уже девушка имела на это больше прав чем он. Оставалось только делом техники сменить собственника. Тут-то меня и клинонуло. Я-то совсем не был готов расставаться со своим добром, в отличие от согласившихся с этим моих товарищей. Честно скажу, никакого плана не было, просто очень обидно стало, наверно, за прожитые годы. Как-то остро пробрал стыд, что вот так вот тебя ни за что обирают. И кто! Такие же слюнтяи, как и ты. Ну, может чуток более поднаторевшие.

Я-то гоп-стопом никогда не увлекался, а тут попал. Дальше всё было спонтанно, как тёплый грибной дождь, неожиданно обрушивающийся на тебя в середине лета. Шумит озорно водичка, капельки стучат по влажным листочкам, переливающимся на солнце. И так всё свежо и легко, что по вдохновению неведомая сила заставляет задрать лицо к небу и подставится ручейку. Так и тут всё было спонтанно, не больше, не меньше, как по вдохновению. Не обдумано и от души. Точнее сказать, в данном случае, не от души и не по велению сердца, а по какой-то звериной обиде, что тебя так вот обдирают. Дальнейшие заняло секунды, как в дурмане. Откуда, он там взялся. На тротуаре, в центре столицы? Ремонтные работы, что ли были. Неведомо кто подложил этот кирпич. Хватаю его и со всей дури в лицо этой атаманши пуляю. Не увернулась она, так это её беда. Парнишка тот, что руку под курткой грел, тоже не успел сообразить, я его к ней в не менее не благородной манере доложил.

— Айда, за мной, — только и выкрикнул я, пускаясь наутёк. Благо места для меня знакомые были и куда переулками бежать отрываться знал. Но, скажу больше, этого не потребовалось. Отрываться не потребовалось. Преследователей не было. Так эта история и закончилась. А вот, что любопытно. Так это то, что после этого я с этими своими знакомцами и не встречался… Сейчас, даже, не объясню, почему так сложилось.

Бойня

А время-то не застаивается. Течёт своим руслом. Ну и я за ним, кое-как прихлёбываю. Следующий эпизод был уже в ВУЗе. Про ВУЗ, в моём случае, это сильно сказано. Я там так для статуса – «студент» находился. На экзамены ходил, где на разговоре обычно выезжал, а так мало, что в голове оседало. Хотя, сейчас оборачиваясь и не понимаю, зачем мне этот статус «студент» был нужен.

Ответ один – рудименты, рудименты, советского воспитания, въевшиеся в меня с Гостелерадио фондом. Оттуда и к Тортилле прикипел, один из обожаемых фильмов детства — «Приключения Буратино». Ну, вернёмся к делу.

Бойня

А дело у нас в то время было с ребятами незамысловатое. Мы одно предприятие крутили на одном рынке. Предприятие это конечно сильно сказано, но если с натяжкой, то не погрешу против истины – гешефт. Всё было хорошо, как на мельнице: вода льётся, ветер дует, а мука молится. Базар-вокзал, тут купил, там продал, а если ещё красиво рассказал, так и барыш в степени.

В общем, всё как у всех в те незабвенные времена. И, конечно, как обязательный элемент – громилы, без них тогда никто ни куда. Ну, и мы были не хуже. Какие-то и у нас были, уж не помню какие, как тогда принято было говорить, какие-то типы с распальцовкой и в авторитете. Так бы всё и дальше шло ко всеобщему удовлетворению, но толи у наших разбойников артрит в пальцах обнаружился, то ли авторитет подсох, но начали какие-то не хорошие вещи случаться. Полтергейст прям какой – то жито пропадёт, то кто солому по полю разбросает, то страхи наваливают. Требовалось без лишних раздумий выходить из положения. Иначе, не ровен час, и скорая помощь не спасёт. Вот и стали решать.

Бойня

Как счас помню, дело в кабаке было. Сидим нашим деловым кружком, совет держим. Не…, кабак не в Филях, конечно, но зато поближе к мавзолею, да и совет у нас куцей – раз, два, три, четыре с половиной и обчёлся. Раскидывать умишком широко не приходилось, так в рамках советского среднего образования и устоявшихся клише масс-культуры. Предложений было не много. В основном всё крутилось вокруг обмена шила на мыло. Мелькал ещё вариант — концы в воду и в Гавану, но как-то на самом интересном останавливаться не хотелось.

Это как начать смотреть кино, а когда дело дойдёт до развязки, погасить экран. Даже если ты понял чем кончится, но ты не пощупал это своими фибрами, то значит всё «до» в пустую – чувства наполняют умозрение. Но, вернусь к совету, в данном контексте слово с большой буквы. Не скажу, у кого из нас тут родилась эта гениальная идея! Коллективный труд, так что славу приписывать ни себе, ни кому другому, не стану. Кто чего-то кинул, кто подцепил, развил, ну а потом и внедрили. Всегда у всех во всём так и бывает. Кто-то что-то у кого-то подхватит, а потом и до ума кто-нибудь доведёт. А идея тогда у нас родилась проста: зачем менять шило на мыло, когда есть народная мудрость. Вот пытаюсь сейчас вспомнить, кто ж из нас её кинул, и не могу – расплываются лица. А звучит она просто и во всех дворах от Владика до Одессы-мамы одинаково: «против лома нет приёма, если нет бульдозера».

Бойня

У нас же, как раз был один приятель, прикупивший себе в гараж бтрчик. Но это тоже, только полбеды, — так, точка отсчёта. Зато работа закипела, задался вектор движения. На втором подготовительном этапе решали вопрос рекогносцировки. Хотя среди нас военных и не было, а я так, человек, честно говоря, в душе самый ярый пацифист, но всё равно все понимали, что если в поле разведка боем ещё и проходит, то в любых других условиях – будет бес толку.

Слава богу, до уговорённого времени встречи было время проработать эту темку. В результате неожиданно выяснилось, что незадолго до дня «Х-а» у ребят намечается на некой фазенде в меру упитанности культурно-увеселительное мероприятие. Как, ты читатель, уже понял, то, что мы с пацанами действовали, исключительно в русле фольклорной парадигмы, так что не могли пройти мимо и не оправдать ещё одну народную мудрость. Недолго думая, мы порешили стать хуже татар и незвано негаданно наведаться в гости. Сели в нашу чудно бронированную машинку и поехали.

Бойня

Вот все говорят: «точность вежливость королей» — красивая фраза, конечно, но и как всё в мире не совершенна. Не сомневаюсь, что любой король, ещё бы и приплатил любые деньги за своё опоздание, а уж за динамо и королевство отдал бы не глядя, когда речь зайдёт о собственных поминках. Вот и мы не спешили быть точными. Подъехали так, к разгару праздничка, к самому оно, когда и опоздавшие вовсю куролесили. К слову ещё, вот есть много критериев оценки зрелости личности. А мы хоть и были тогда молоды-зелены, но до одного уже допедрили, а именно, что мерить надо не по эффекту, а результату. Хотя сегодня, смотря на роль СМИ в конфликтах и воздействии их на умы, покажется, что это не так, но прошу обратить внимание на ключевое слово в данном утверждении. На то, что эффект определяет дело, а не результат. А именно, это слово – сегодня. Именно поэтому, когда мы подъехали, то не стали по-голливудски сносить ворота, презентуя эффектное наше прибытие. Момент появление был с режиссирован заранее. Наш арендодатель транспортного средства, не устоял перед нашими большими просьбами, я бы сказал даже мольбами. К его чести отмечу, долго противился, но не перед шелестом бумаг, и снабдил нас ещё и подручными средствами, которыми мы и воспользовались. Так что прежде чем въезжать, от души популяли из гранатомётов. И только после этого устроили парадный въезд с дальнейшей фотосессией. Ну, а себе, как и прочим истинным пацифистам, посоветовал узнать у Георгия Константиновича: «A la guerre comme à la guerre», — это как? Не знаю, как там о каком эффекте говорить, но результат почта России проявила на все сто! Ну, после того, как адресатам доставила фотокорреспонденцию.

Эпилог,

«Спокуха, миру – мир, войне – победа!», — Тортилла

[1] ДЮСШ — Детско-юношеская спортивная школа

[2] Маты, которыми в Японии застилают полы, а также специальные для занятий любыми видами единоборств

[3] Термин, использующийся в разных видах борьбы, который означает борьбу, когда борцы находятся в положении лёжа.

[4] Общая физическая подготовка

[5] Стрелецкое войско делилось на статеи, современный эквивалент полков.

6860cookie-checkБойня
Калинчев Автор:

Родился и живу в Москве. Любимые города после родного - Одесса и Алушта. Работаю по необходимости - пишу по желанию.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий