ББ

Было это, по-моему, в Минске. Да, ладно…, захотите, считайте, пусть будет Москва, а может Хабаровск или Одесса? Она подходила к клинике. Не, ничего серьёзного, — просто пришла сделать УЗИ. Банальное здание лечебницы, широкие ступеньки, над которыми нависает массивный козырёк с надписью – «Поликлиника».

Она резво проскочила крыльцо, и потянула за входную дверь, когда пискнул телефон. Ох уж эти комуникэйшен, от неожиданности она вздрогнула. Это прилетела фотка от него. Сейчас, правда, она была совсем не к месту. Ну, и что? А он-то кто такой? Он — просто Борис. Хотя не просто, а парень хоть куда и всё при нём от кубиков на брюхе до шильдика на капоте. Одним словом, мечта любой.

Этот апрельский вечер не радовал теплом. Снимая пальто в гардеробе, она проиграла схватку своему любопытству и глянула на присланное фото. Как и всегда, все, что было связано с ним и это тоже было шикарно. Точёный торс на фоне морской лазури не мог не соблазнять любую. Несмотря ни на что, даже сейчас, она отметила этот факт. И сразу вспомнила, как они познакомились. Да, забыл сказать, кто же она? Она – Белла. Мужики обычно сворачивают шеи, встречая таких, думаю, дальше описывать излишне.

Сейчас, сидя в коридоре напротив плакатов, где штампованный Айболит, держа за руку малыша, рассказывал о личной гигиене, она, дожидаясь, когда её пригласит врач, волей неволей вспомнила тот ноябрьский вечер, когда встретила его впервые.

Это было в бассейне. Вода была её стихия, поэтому абонемент в бассейн был первым, что она себе купила, когда получила свои первые деньги в студенческие годы, подрабатывая официанткой. Это было давно, с тех пор она сумела сменить не один «Мини», накатав ни один десяток тыщь километров. Да, ещё один штрих к её портрету. Сторонний наблюдатель не заподозрил бы её в чрезмерной впечатлительности. Но это только сторонний, просто тех, кому она хотела бы позволять знать себя изнутри, давно в её округе не было.

Увидев его тогда в бассейне, она обомлела. Она даже сама не поверила, что может ещё так млеть. Неделю, если не две после этого она ходила в этот спорткомплекс не ради воды, а ради видеть, видеть его. Потом, он ей тоже признался, что заметил её сразу. И даже больше, если бы не она, то он бы и не стал продолжать свои плавания в этом аквариуме. Он вообще не очень жаловал все эти искусственные водоёмы.  И если бы не приятель, который чуть ли не силой его в тот день затащил, то встречи и не случилось.

Но, на свете ничего не бывает просто так, вот и это случилось почему-то. Она чуть раньше пришла чем обычна, он если бы не приятель, вообще не появился, и так далее. Все эти «чуть», «если», «если бы», «бы, бы» на самом деле и делают жизнь, их ещё называют судьбой. Можно конечно не обращать внимания, что из чего и почему, но это только лишний раз докажет, плохое зрение.

Итак, встреча случилась. Судьба сделала свое дело, дальше вопрос техники, смелости и открытости. Поприглядывавшись друг к другу, поплескавшись друг перед другом на просторах одних и тех же дорожек, он подгрёб. Вроде как ненароком положил свою руку на её, когда она как-то ухватилась за разделительный канат. Она не одёрнула. И закрутилось.

Да, так закрутилось, в на хлёст, так что с каждым оборотом узел затягивался всё туже. В новогодние праздники они не вылезали из номера гостиницы на каком-то курорте. Даже зов морских волн не смог их вытащить. У них было своё море, в котором они купались, а то, что за окном им было мелко, его фона был достаточно, как декорация, с которой хватит, что ты смотришь на неё с балкона.

Он ей ещё и раньше предлагал переехать к нему, но она не спешила. Что-то всё же её останавливало. Нет, не опыт предыдущих отношений, ни страх и даже не врождённая недоверчивость. С ним было всё по-другому. Он был тот, о ком она мечтала, прямо, какой-то грёбаный принц из детского сна. Пазл в её мечтах сошёлся. Она отдалась сразу и вся без остатка. Поверила? Но вот переехать и разделить с ним не только постель, но и толчок она не торопилась. Что-то внутри не пускало. Поверила, но ещё не до самого, самого конца. В обиходе это может, называют интуицией, ну или не виденье смысла.

Месяц, за месяцем время упорно делает своё дело и если не тупить, то и смысл становиться с каждым днём всё яснее. На взлёте февраля, она уже поймала себя на том, что начала примерять свою жизнь на двоих. Она даже спросила его:

— Ты предлагал съехаться, ещё в силе?

Его ответ вдохновил. Он сгрёб её в объятия. Но, она не переехала, вконец нет, зато завела у него пару ящиков и «отжала» полшкафа для своих шмоток и других женских нюансов. С этого момента её ночи, проводимые у него, слипались в недели.

Восьмое марта – женский день мужских шаблонов. У него всё было по высшему классу. Мог себе позволить. Букет, золотишко в коробчёнке и даже билет. Тут неважно куда – в театр или на самолёт, важен сам жест.

Она забежала в квартиру. Надо было забрать какие-то вещи. Это был редкий вечер за последние месяцы, который она проводила у себя дома сама с собой, без него. Все остальные с Борисом или у него. Налив чай, от нечего делать включила телек. Там начиналось новое ток-шоу с феноменально оригинальным названием – «Беременные и брошенные». Героиня этой передачи некая Людмила с онемевшим лицом вспоминала, как года полтора назад выйдя из кабинета врача, чувствовала себя выжитой до последней слезинки. Вышла и, сделав пару шагов, закачалась, закружилась голова. Она плюхнулась на банкетку и даже не заметила, как фото узи выскользнуло из её пальцев на пол. «Хорошо, что я записалась на вечер», — думала она.

Ей уже у доктора стало дурно, но показывать этого постороннему человеку, пусть даже в халате, не хотела, не её стиль – держалась. И только оказавшись в пустом коридоре, видя, что вокруг ни души, сама не заметила, как себя отпустила. И тут же на неё накатило, накрыв. Ни один звук не смел сдвинуть навалившуюся на этот больничный холл тишину, в надрыве которой безмолвно заходилась судорогами скрестившая на груди руки женщина.

Ведущий, сидя в студии на стуле напротив Людмилы, сочувственным тоном спросил, — «Что же было тяжелей принять беременность или, что бросили?» Вспомнив, как впервые осознала мысль – «беременная и брошенная», на её глазах навернулись слёзы.

Режиссёр не растерялся и дал команду оператору наехать, показав крупным планом. Она вспомнила, как её тогда душили рыдания. Зрители в студии, а позже и у экранов навострили ушки. Молчаливая пауза длилась не долго.

— «не было не столько страшно, что беременная, сколько обидно, что брошена, произнесла она смотря в упор объективу..

Слушая откровения девушки, видя её манеру поведения и моделируя её психотип, Белла, подумала: «Ты же не договариваешь, подруга… Не это самое ужасное. Самым горьким были не разбитые надежды. Самым истошным было у тебя то, что тебе просто противно от себя, что ты…, ты сама вляпалась в самую пошлость. Подруга, хоть поняла, как угораздило?». Белле почему-то стала симпатична эта красавица, с прямой, как натянутой струной, спиной, волосами застелившими плечи. Может потому, что подспудно показалось родство духа, может просто жалость, что вляпалась. Смотря на неё, она стала перебирать в уме всех своих когда-либо знакомых молодых и не очень людей, стараясь подобрать ей мужа, кто бы рядом с ней хорошо смотрелся. Она подобрала, и выбор этот её насторожил.

Время бежит неумолимо. Его можно, конечно, обмануть, но только так чуть-чуть. Своё оно возьмёт всегда, а уж с тобой или без тебя, вот это решаешь только ты. Очередной вечер в ресторане. Он галантно наливает ей вино.

— Давай за тебя, — небрежным жестом он дзынькает по её бокалу. Протянув другую руку через весь стол, он тыльной стороной ладони поглаживает ей щёку. Она нехотя берется за ножку фужера и подносит его к губам. Но, не успев даже сделать первый глоток, вскакивает и спешно убегает.

Последние дни она чувствует тотальную усталость, что утром, что вечером. Она, как женщина, уже догадалась, что с ней. Изменение вкусовых ощущений. И сейчас её стошнило только от одного запаха алко, а может, это было от мяса, которое ароматизировало на его тарелке. Она вернулась и, взяв вилку, продолжила ковырять салат, который мучила весь вечер.

— Что случилось? – озвучил он свой вопросительный взгляд.

— Ты знаешь…. Я не уверена, надо ещё к врачу сходить…, но, по-моему, я беременная…, — не отпуская салата, она уставилась взглядом прямо ему в глаза.

— Ты уверена?

— Говорю же, надо к врачу сходить.

— А тест ты не покупала?

— Все эти тесты придуманы для Вас, мужчин, а мне и без него понятно, что со мной происходит.

Чего, чего, а такого поворота он не ждал. Они на тему детей особо не говорили. Нет, было один раз, мимолётно. Они смотрели какой-то фильм, и она его спросила: «Ты детей хочешь?» На что он небрежно бросил, — «Может быть, лет через пять». Он был полностью убеждён, что и она такого же мнения. Ему было с ней хорошо. Может быть даже лучше чем с другими. Она умела быть лёгкой. А уж о том насколько она эффектна, так что повторять…, с этого начал.

Он как ценитель дам мог бы позавидовать сам себе, смотря на их пару со стороны. Он даже может быть готов был на ней жениться. Нет, нет, не сейчас, а там…, ну, скажем, когда-нибудь позже. А тут бац… такое. Нужно, было срочно что-то придумывать, ответить, говорить. И мысли забились, как попавшая в силки птичка, ну или в конвульсии мухи в паутине.

Он, продолжая мерно потягивать винцо, не меняя интонации произнёс

— Хотел завтра сказать, ну, да ладно… Меня на следующей недели в командировку посылают.

— Куда?

— В Сургут.

Не надо было быть географом, чтобы сообразить, что на присланной им фотке была не Сибирь. К тому же подпись под ней не оставляла сомнений, что и адресована она была не ей. Решение она приняла мгновенно. Единственное, что заставило её поразмыслить, то стоит ли отвечать ему, давая понять, что он не той послал. Что это конец!

И когда медсестра, выглянув из кабинета, пригласила её войти, её палец завис над кнопкой отправки, а на экране светилось – «Я не Мила, урод!»

8940cookie-checkББ
Калинчев Автор:

Родился и живу в Москве. Любимые города после родного - Одесса и Алушта. Работаю по необходимости - пишу по желанию.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий